Российского убийцу отказался защищать адвокат

Адвокат Тамара Яйлоян, назначенная Палатой адвокатов Армении для защиты обвиняемого в убийстве шести человек в городе Гюмри российского военнослужащего, отказалась от своих обязанностей.

Об этом сообщает Взгляд.

«Когда он стал рассказывать, как заколол штык-ножом двух детей, я покинула помещение и не смогла продолжить процесс. Может, это непрофессионально, но это так», — сказала адвокат Яйлоян.

Напомним, 13 января российский военнослужащий Валерий Пермяков признался в убийстве шести человек в армянском городе Гюмри. Шестеро человек были расстреляны в ночь на 12 января в армянском городе Гюмри. Единственным выжившим стал полугодовалый ребенок, он тяжело ранен. Валерий Пермяков является военнослужащим 102-й российской военной базы в Армении. Службу на ней проходят около 5 тыс. человек. В расследовании убийства участвует комиссия Минобороны России.

15 января у российского генконсульства в Армении начались беспорядки. Директор медицинского центра Гюмри Армен Исаакян сообщил о 12 пострадавших.

До этого генпрокурор Армении Геворк Костанян заявил митингующим, что намерен попросить российского коллегу Юрия Чайку передать под армянскую юрисдикцию дело обвиняемого в убийстве российского солдата. В среду жители Гюмри устроили массовое шествие к размещенной в городе 102-й российской военной базе.

Во вторник стало известно, что подозреваемый в убийстве солдат задержан российскими пограничниками, охраняющими армяно-турецкую границу. Позднее сообщалось, что Валерий Пермяков дал первые показания и признался в убийстве шести человек.

По данным следствия, утром 12 января Пермяков пришел в дом семьи Аветисян, где открыл огонь из автомата Калашникова. В результате были убиты Сережа Аветисян 1961 года рождения, Асмик Аветисян 1959 года рождения, Аида Аветисян 1979 года рождения, Армен Аветисян 1981 года рождения, Араксия Погосян 1990 года рождения и один двухлетний ребенок.

Другой ребенок — шестимесячный младенец — был доставлен в больницу в крайне тяжелом состоянии.

Свидетелей преступления, кроме младенца, не осталось. При этом сообщалось, что есть ряд доказательств пребывания солдата в доме. Так, его фамилия значится на именной бирке на обмундировании (военной форме и ботинках), оставленном на месте преступления. Там же были обнаружены автомат, патроны и гильзы из воинской части.

Leave a Comment