Икона «Спаси i сохрани РБ Денiса Вороненкова» немногого стоит

Часть семейного добра певица Максакова утаила от Отари Кобахидзе в ячейке ВТБ.

Предприниматель Отари Кобахидзе, пострадавший от рейдерского захвата здания в центре Москвы, совершенного по заказу убитого недавно в Киеве Дениса Вороненкова,  пытается компенсировать ущерб за счет имущества покойного экс-депутата. Сумма выставленных им требований составляет 100 млн рублей, однако арестованные принадлежавшие ранее Вороненкову ценности не стоят и половины этой суммы. 

Первоначально Отари Кобахидзе, признанный следствием потерпевшим от захвата, подал иск ко всем девяти фигурантам уголовного дела, которые по решениям судов были признаны виновными в мошенничестве и приговорены к различным срокам. Однако затем исковые требования потерпевшего были переадресованы персонально к господину Вороненкову. Дело в том, что следствие, как и отбывающие наказание подельники экс-депутата, считают, что именно господин Вороненков в этом уголовном деле являлся выгодоприобретателем от рейдерского захвата здания. 

Сумма в 100 млн рублей сложилась из затрат господина Кобахидзе на адвокатов и юристов, оказывавших услуги предпринимателю по возврату здания как в арбитражных, гражданских, так и уголовных судах, объясняет он. «Денег, чтобы вернуть собственность, было потрачено очень много, и главная вина в этом, как я считаю, лежит на Вороненкове»,— пояснил “Ъ”господин Кобахидзе. 

Признав предпринимателя потерпевшим, следствие обратилось с ходатайством в Басманный райсуд Москвы о наложении ареста на имущество господина Вороненкова: гараж, машино-место, коллекцию брендовых часов, ювелирные украшения и деньги. Все это, за исключением недвижимости, хранилось в ячейке банка ВТБ, арендованной супругой экс-депутата Марией Максаковой-Игенбергс. 

При этом следствие, удовлетворив ходатайство последней, вернуло ей деньги и часть ювелирных украшений, хранившихся в той же ячейке. Попытка защиты через Басманный и Мосгорсуд вернуть остальные ценности, ссылаясь на то, что они были совместно приобретены с первой женой Дениса Вороненкова Юлией Степенченко, не увенчалась успехом — следствие считает их имуществом покойного депутата. 

Сейчас на удовлетворение исковых требований предпринимателя Кобахидзе помимо недвижимости могут быть обращены коллекция из 17 часов, оцениваемых специалистами от 50 тыс до 150 тыс рублей каждые; сплетенные между собой золотые кольца; две иконы-подвески с ликами святых из белого золота 750-й пробы, инкрустированные десятками бриллиантов, с надписями «Спаси i сохрани РБ Денiса Вороненкова»; многочисленные цепочки с крестами и без них, запонки из белого и желтого золота и даже подвеска от британского ювелирного дома Maximilian в виде серебряного с позолотой патрона. Всего арестованного у господина Вороненкова имущества, по данным оценщиков, набралось приблизительно на 35 млн рублей, что лишь частично может покрыть гражданский иск потерпевшего. 

Денис Вороненков был убит в марте этого года в центре Киева. По версии Генпрокуратуры Украины, преступление могло быть совершено по заказу криминального авторитета Владимира Тюрина — бывшего сожителя Марии Максаковой-Игенбергс. Сам господин Тюрин на допросе в СКР, который также расследует убийство гражданина России Вороненкова, свою причастность к преступлению отверг. 

Несмотря на смерть главного обвиняемого, его уголовное преследование за мошенничество было продолжено СКР, так как не все его родственники согласились на прекращение дела по не реабилитирующим покойного обстоятельствам. Дело может быть направлено в суд в декабре этого года. Как ранее сообщало агентство «Руспрес», основанием для возбуждения в октябре 2011 года уголовного дела по факту мошенничества в отношении предпринимателя Отари Кобахидзе стало его собственное заявление в правоохранительные органы. По словам потерпевшего, он передал управление расположенными в его здании пекарней и магазином своему гендиректору Марине Владимирской. Однако, как установило следствие, между господином Кобахидзе, госпожой Владимирской и их общим знакомым, бывшим сотрудником ДСБ МВД полковником в отставке Вячеславом Полозковым, возникли разногласия, и те решили по липовым документам продать здание господина Кобахидзе. Вячеслав Полозков, по версии следствия, обратился к своим знакомым, офицерам ФСБ Андрею Мурзикову и Сергею Шишакову, с предложением поучаствовать в переоформлении и дальнейшей продаже пекарни и магазина. В свою очередь, чекисты, говорится в материалах дела, переадресовали предложение члену комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции коммунисту Денису Вороненкову. Депутат, по версии следствия, вышел на бывшего директора ООО «Викта» Виталия Качура, которому и предложил приобрести недвижимость за $2 млн (как утверждает сам предприниматель, он и в самом деле хотел приобрести здание для его последующей сдачи в аренду). Господин Качур в апреле 2011 года, как следует из материалов уголовного дела, передал депутату Вороненкову $100 тыс на начальные расходы, а для придания сделке вида законной попросил помочь знакомого адвоката Виталия Чабана. Чтобы оформить сделку, адвокат, по данным следствия, обратился к руководителю одной из строительных компаний с просьбой оформить кредит в размере 20 млн рублей якобы для приобретения здания на Международной улице. Деньги строителю тут же вернули, причем это за свой счет сделал предприниматель Качур. Сам же полученный наличными кредит, как следует из показаний фигурантов дела, депутат Вороненков распределил между несколькими фигурантами дела: офицеры ФСБ Андрей Мурзиков, Сергей Шишаков и участвовавший в сделке юрист Олег Крылов получили от 2 до 4 млн рублей, а остальные деньги, по показаниям обвиняемых, взял себе депутат от КПРФ.

Leave a Comment