Большой брат следит за тобой: как НБУ контролирует наши финансы

НБУ продолжает требовать от банков усилить контроль за денежными потоками своих клиентов. Это касается как безналичных операций, так и фактов снятия крупных сумм наличных, вызывающих по той или иной причине вопросы у банка и регулятора.

К числу рисковых операций, которые могут стать предметом особо пристального изучения банкиров, относятся частые и крупные перечисления средств.

Право на досмотр

Национальный банк ведёт усиленный контроль за средствами банковских клиентов ещё с весны 2015 года. Тогда НБУ разослал письмо №25-04001/22856, в котором рекомендовал банкирам внимательно отслеживать рисковые операции. К ним, в частности, были отнесены факты снятия больших сумм, перечисление финансовой помощи, оплата ценных бумаг, переводы из-за рубежа.

В апреле 2016 года в телеграмме №25-0004/31760 Нацбанк дал еще один совет – тщательнее контролировать транзакции по платежным картам физлиц (как наличные, так и безналичные), а в случае необходимости – блокировать их. Есть еще один документ, которым руководствуются банкиры и который также был подготовлен в НБУ. Речь идет о постановлении №369 “Об утверждении Положения о порядке осуществления банками анализа и проверки документов (информации) о финансовых операциях и их участниках”.

“Этот документ систематизировал перечень требований к коммерческим банкам по усилению контроля валютных операций своих клиентов”, – объясняет адвокат АО “Безпалый и партнеры” Евгений Журавский. Финучреждение, во-первых, обязано определять экономическую целесообразность транзакции.

Во-вторых, разбираться, есть ли у клиента реальные финансовые возможности проводить ту или иную операцию. Основная задача Нацбанка – выявление нелегальных доходов. “Регулятор, по сути, преследует две цели. Чтобы операции проводились с деньгами, которые заработаны законно. Также НБУ нацелен на предупреждение транзакций с террористическими организациями, либо со списком лиц, признанными террористами”, – объясняет председатель правления “Вектор Банка” Вадим Березовик.

Помимо этого НБУ стремится сократить объемы кэш-операций, и таким образом, приостановить отток денег из банковской системы. Согласно статистике, которую ведут в Нацбанке, среди транзакций, проводимых с платежными картами, от 65 до 70% приходится на снятие наличных.

Мелкими перебежками

Как сообщили в пресс-службе “ОТП Банка”, банки при отслеживании карточных и расчетных операций руководствуются в первую очередь нормами закона “О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения” и постановления НБУ “Об утверждении Положения об осуществлении банками финансового мониторинга”. Банкиры успокаивают: мониторингу не подлежат все без исключения операции клиентов.

“Прежде всего, контролируются операции, связанные с систематическим снятием наличных средств на сумму выше 150 тысяч гривен в пределах короткого промежутка времени или же “подозрительный” перевод аналогичных сумм на расчетные счета компаний”, – подчеркивает Мария Аксаитова, партнер АО “СК ГРУП”.

Отслеживаются поступления средств на счета физлиц в виде “возвратной финансовой помощи” либо “под отчет”, приход значительных сумм на карточные счета клиентов, которые не имеют постоянного места работы или относятся к малообеспеченным слоям населения (студенты, пенсионеры и т.д.).

Кроме того, к числу “подозрительных” относятся операции компаний, зарегистрированных около года назад, и где одно и то же лицо является одновременно учредителем и руководителем (или бухгалтером). Либо компания отправляет или принимает на счет средства, объем которых не соответствует ее финансовым возможностям (обороту бизнеса, сумме уставного капитала и т.д.).

То есть, по сути, если клиент переводит, получает или снимает со счета незначительные суммы (500, 1000 или даже 5000 гривен), то эти операции не мониторятся. В теории это так, но на практике может быть совершенно иначе.

“Если по счету за один банковский день пройдет 100 платежей по 500 гривен – у банка без всяких сомнений возникнут вопросы к клиенту”, – приводит пример Евгений Журавский.

По словам Вадима Березовика, если возникают подозрения, то транзакция, как и весь счет, могут быть заблокированы. “У банка есть процедура внутреннего финансового мониторинга, когда соответствующая служба или департамент отрабатывает самостоятельно вопрос чистоплотности конкретной операции, выясняет, нарушаются ли какие-то условия прозрачности происхождения денег”, – рассказывает банкир.

Когда с деньгами клиента действительно что-то “неладно”, информация предоставляется уполномоченным госорганам, вплоть до правоохранительных. Впрочем, снять блокировку можно – если вы докажете легальность средств.

“Как правило, все расчетные операции совершаются с определенной целью, на основании подтверждающих документов. Другой вопрос, что решение о том, являются ли документы и информация, предоставленные клиентом, достаточными для разблокировки счета или нет, принимает НБУ”, – говорит Мария Аксаитова.

Плюс ко всему, банкиры со своей стороны признаются, что четких параметров и признаков, по которым ту или иную операцию можно отнести к числу подозрительных, у банков нет.

Поэтому нередко решение об отказе в проведении операции принимается на основании внутренних правил банка, а также истории его взаимоотношений с конкретным клиентом.

Догоняя Европу

По большому счету, ни законодатели, ни НБУ не придумывают ничего нового, а лишь пытаются “подтянуть” действующие в Украине правила мониторинга под мировые, в частности, европейские стандарты.

Например, банки в большинстве европейских стран неукоснительно следуют принципу “знай своего клиента” (KYC), отказывая в открытии счета даже в том случае, если есть хотя бы минимальные сомнения в репутации заявителя. Нечто похожее пытаются применять украинские банки, но пока что получается это у них не очень гладко.

Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что степень мониторинга банковских операций в Украине будет усиливаться.

“Требования по мониторингу финансовых операций, соответствию финансовому состоянию и виду деятельности клиента уже стали более жесткими. И эта политика ужесточения направлена именно на детенизацию экономики”, – считает Лариса Бурын, начальник управления комплаенса в сфере борьбы с отмыванием средств UniCredit Bank.

К тому же, не стоит забывать о том, что правительство уже не первый год вынашивает идею о тотальном контроле всех доходов украинцев налоговиками, в том числе, с помощью так называемых “косвенных методов” (путем отслеживания расходов). И вполне логично, что банковская система станет очень хорошим подспорьем для фискалов, когда придет время обнажать все то, что ранее было скрыто от глаз контролирующих органов.

Павел Харламов

Leave a Comment