«Башнефть» не отпускает терпилу Евтушенкова

Алчный Сечин подписал счет на 106,6 млрд.

Покупка «Башнефти» оказалась крупнейшей стратегической ошибкой предпринимателя Владимира Евтушенкова.  Из-за этого актива ему пришлось какое-то время провести под домашним арестом, затем компания была-таки у него отобрана и под предлогом «национализации» передана «Роснефти». Но Игорь Сечин оказался достаточно злопамятным человеком и, кажется, собрался вообще умножить Евтушенкова на ноль. Тем более, что весовые категории двух игроков нефтяного рынка несопоставимы. 

Во вторник, 2 мая, Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск «Роснефти» и «Башнефти» к АФК «Система» и АО «Система-инвест» (на 100% ее «дочка», совместно с АФК «Система» владела «Башнефтью» в 2009-2014 годах) на 106,6 млрд рублей, следует из картотеки суда. 

Представитель «Роснефти» от комментариев относительно иска отказался. Суть претензий заключается в том, что в результате «некоторых административных действий – проведенных реорганизаций – были выведены активы», – заявил «Интерфаксу» пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. Основной совладелец «Системы» Владимир Евтушенков заявил «Ведомостям»,  что знает о подаче иска, но подробности раскрывать не стал. 

Видевший иск человек утверждает, что речь идет о ряде реорганизаций, в ходе которых актив был обесценен на 106,6 млрд рублей. Госкомпания, поясняет он, не требует вернуть полученные «Системой» дивиденды от «Башнефти». В 2014 году, когда государство подало иск о реституции принадлежащих «Системе» акций «Башнефти», Следственный комитет пытался взыскать и дивиденды. Речь шла о 190 млрд рублей. Но эта претензия была отклонена. 

В 2005 году «Система» за $600 млн купила блокирующие пакеты акций шести предприятий башкирского ТЭКа – «Башнефти», «Уфаоргсинтеза», «Новойла»,  «Уфанефтехима», Уфимского НПЗ и «Башкирнефтепродукта». В 2009 году АФК приобрела контрольные пакеты акций башкирских предприятий за $2,5 млрд, а затем консолидировала их на базе «Башнефти». При этом контрольный пакет нефтяной компании «Системе» принадлежал напрямую, блокирующий – через компанию «Система-инвест». Причем в последней у АФК был 51%, а оставшиеся 49% принадлежали «Башнефти». 

В декабре 2014 году по суду пакет «Системы» перешел в собственность государства – Росимущества. А в октябре прошлого года 50,08% были проданы за 329 млрд рублей «Роснефти». Блокирующий пакет правительство передало Башкирии. Вскоре после перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти», компания Игоря Сечина заявила о планах провести аудит «Башнефти» для того, чтобы выяснить причины высоких темпов роста ее экономических показателей.

Тогда же, в октябре 2016 года, главный исполнительный директор «Роснефти» заявил о том, что нефтесервисные активы компании были проданы в 2013 году вдвое дешевле рыночной стоимости (за 4 млрд рублей). «Есть подрядчики, которые были выведены из состава «Башнефти». При оценке этих активов в 8 млрд рублей они были выведены почему-то за 4 млрд рублей», — сказал Сечин, уточнив при этом, что этот подрядчик получил выручку 53 млрд рублей и действующий контракт на 28 млрд рублей. Источник РБК, близкий в «Башнефти», тогда говорил, что Сечин, скорее всего, имеет в виду «Таргин» — нефтесервисную компанию, принадлежавшую АФК «Система» и работавшую с «Башнефтью». В декабре 2016 года «Роснефть» приобрела «Таргин» у «Системы». Сумма сделки составила 4,1 млрд рублей. 

Представитель Росимущества не стал вчера вечером комментировать иск «Роснефти». Для федерального чиновника, участвовавшего в приватизации «Башнефти» в 2016 году, новость о возможных претензиях госкомпании оказалась сюрпризом: «Никаких фактов вывода средств из компании мы не заметили». Собирается ли Башкирия присоединиться к иску «Роснефти» и «Башнефти», представитель правительства республики не сказал. 

«Прецедентов, чтобы иск предъявлялся не к продавцу акций (Росимущество), а к акционеру, который владел акциями до продавца, я не помню», – удивляется партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. Но российское законодательство не запрещает предъявить иск к лицу, которое причинило материальный вред, даже если с ним нет договорных отношений, говорит он. Но обычно такие вопросы возникают все же в рамках уголовных дел, говорит Тертычный. «Акционер покупает компанию и выявляет, что несколько лет назад были хищения. Если сроки давности не истекли, возбуждается уголовное дело, и гражданский иск заявляется в рамках уголовного дела, – рассуждает он. – В данном случае истцам нужно доказать наличие вреда и наличие причинной связи между действиями ответчика и вредом, а это непросто». 

Происходящее напоминает ситуацию с губернаторами: то, что часть из них арестована, не означает, что они что-то нарушили – просто оказались наименее защищены, указывает политолог Николай Петров. То же и с Евтушенковым, отмечает эксперт: его недостаточная защищенность, которая в свое время способствовала возврату «Башнефти» сначала государству, а потом – «Роснефти», никуда не исчезла. Потому, возможно, «Роснефть» считает, что от «Системы» можно оторвать еще какой-то кусок, допускает Петров. 

«Системе» в случае проигрыша придется нелегко. На конец 2016 года на ее счетах было более 60 млрд рублей. Если допустить, что «Системе» все-таки придется удовлетворить такой иск, это будет большая нагрузка на компанию, рассуждает аналитик Fitch Вячеслав Буньков. Скорее всего ей придется взять в долг, что увеличит нагрузку примерно в два раза. Можно также увеличить дивидендные поступления от МТС.  Сейчас они составляют порядка 23 млрд рублей ежегодно. Еще порядка 12 млрд рублей приносят другие «дочки». Наконец, можно продать часть активов, чтобы покрыть требования иска. Все три механизма для «Системы» доступны, но пока необходимость выплаты такого иска – это очень теоретическое допущение, считает Буньков. 

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», власти Австрии приняли окончательное решение не выдавать России предыдущего собственника «Башнефти», сына экс-главы Башкирии Муртазы Рахимова — Урала Рахимова.

Leave a Comment